Как развить в себе сострадание

Фрагмент из книги Гьяцо Тензин "Сострадательная жизнь"

Прежде чем мы откроем в себе сострадание и любовь, важно четко понять, что мы понимаем под состраданием и любовью. Говоря упрощенно, сострадание и любовь – это позитивные помыслы и чувства, способствующие возникновению существенно важного в жизни – надежды, смелости, решимости и внутренней силы. В буддийской традиции сострадание и любовь считаются двумя сторонами одного и того же: сострадание есть желание избавить другого от страданий, а любовь есть стремление дать другому счастье.

Далее нужно понять, возможно ли взрастить сострадание и любовь. Иными словами, есть ли какие- либо средства, с помощью которых эти качества ума можно усилить, а гнев, ненависть и зависть – ослабить? Я с полной уверенностью отвечаю: «Да!»

Пусть вы со мной сейчас не согласны, – по крайней мере не закрывайте для себя такой возможности. Давайте сообща кое-что опробуем и, быть может, найдем ответы.

Для начала скажем, что любой частный случай счастья и страдания можно отнести к одному из двух разрядов: психическому и физическому. Из них психический, т. е. относящийся к уму, для нас важнее. Если мы в данный момент не страдаем от тяжелого недуга и не лишены предметов первой необходимости, наше физическое состояние играет второстепенную роль. Если наше тело довольно, мы практически его не замечаем. А вот что касается ума, то он замечает каждое, сколь угодно малое событие. Поэтому в первую очередь нам следует заботиться о своем душевном мире, а не физическом комфорте.

Ум можно изменять

На своем личном ограниченном опыте я убедился, что ум вполне поддается развитию и тренировке. Мы способны усиливать наши положительные установки, помыслы и взгляды, отрицательные же – ослаблять. Даже отдельно взятое мгновение сознания зависит от очень большого числа факторов, и когда мы меняем эти различные факторы, меняется и наш ум. Такова простая истина о природе ума.

То, что мы называем «умом», вещь достаточно своенравная. Иногда он очень упрям и неподатлив. Однако наш ум может стать и достаточно честным и гибким, если мы, исходя из логического убеждения, прикладываем к тому непрерывные усилия. Когда мы по-настоящему признаем, что настала пора кое-что изменить, тогда наш ум сможет измениться. Для преображения ума мало одних желаний да молитв; еще нам понадобятся разумные рассуждения, основанные целиком на нашем личном опыте. За один день свой ум не преобразить; старые привычки, в особенности привычки умственные, оказывают сопротивление. Но со временем, если есть желание и разумная убежденность, вы несомненно добьетесь коренных перемен в своих умственных установках.

Чтобы перемены стали возможны, мы должны признать: пока мы живем в этом мире, мы будем сталкиваться с препятствиями на пути к нашим целям. Если, сталкиваясь с подобными трудностями, мы теряем надежду и падаем духом, наша способность противостоять трудностям уменьшается. Если же мы будем помнить, что страдания – это не только наш удел, что они достаются всем без исключения, то такой реалистичный взгляд придаст нам решимости и способности справляться с трудностями. Памятуя о чужих страданиях, сострадая другим людям, мы тем самым повышаем собственную способность преодолевать невзгоды. Собственно, при таком подходе каждое новое препятствие можно рассматривать как еще одну ценную возможность улучшить наш ум, еще одну возможность улучшить нашу способность к состраданию. Каждое преодоленное препятствие делает нас сострадательнее; иными словами, мы развиваем в себе способность искренно сочувствовать страданиям других людей и желание помочь им в избавлении от их скорбей. В итоге же возрастают наши внутренние силы и безмятежность.

Как развить в себе сострадание

Любить других людей нам мешает эгоцентризм – ведь мы все в той или иной степени им заражены. Чтобы стать воистину счастливыми, мы должны обладать душевным спокойствием, а оно дается только тем, кто умеет сострадать. Как этому научиться? Очевидно, что не достаточно лишь поверить в то, что сострадание важно, и исполниться понимания его благотворности. Чтобы развить в себе сострадание, необходим упорный труд. Мы должны все события своей повседневной жизни использовать для преобразования своих мыслей и поведения.

Прежде всего, мы должны ясно понимать, что мы понимаем под состраданием.Ко многим формам сострадания примешивается желание и привязанность. Например, любовь, которую испытывают родители к своему ребенку, нередко весьма связана с их собственными эмоциональными потребностями, так что любовь такого рода нельзя признать полностью сострадательной. Обычно, если нас заботит судьба друга, мы называем это состраданием, но на самом деле и это по большей части лишь привязанность. Даже в браке взаимную любовь жены и мужа (в особенности в начале, когда они еще не очень хорошо знают скрытые черты характера друг друга) скорее можно назвать привязанностью, чем настоящей любовью. Если брак вскоре распался, в нем недоставало сострадания. Такой брак был заключен из чисто эмоциональной привязанности, основанной на проекциях и ожиданиях. Но как только проекции меняются, привязанности приходит конец. Иной раз влечение бывает таким сильным, что его объект мнится безупречным, тогда как на самом деле у него масса недостатков. Кроме того, из-за привязанности мы склонны также преувеличивать достоинства человека, на самом деле, возможно, незначительные. Если такое имеет место, то, стало быть, наша любовь порождена скорее личными потребностями, но не подлинной заботой о другом.

Однако вполне возможно и сострадание без всякой привязанности. Поэтому имеет смысл пояснить, в чем же разница между состраданием и привязанностью. Истинное сострадание – это не просто эмоциональная реакция, а стойкая преданность, опирающаяся на разумные доводы. Благодаря этой твердой основе истинно сострадательное отношение к ближнему не меняется, даже если этот человек ведет себя не лучшим образом. Настоящее сострадание исходит не из наших проекций и ожиданий, а, напротив, из потребностей другого человека; независимо от того, враг он нам или друг, покуда этот человек хочет для себя мира и счастья, покуда он хочет избавиться от страданий, мы, основываясь на этом, развиваем в себе искреннюю участливость к его трудностям. Таково истинное сострадание. Цель буддиста – развить в себе это искреннее сострадание, искреннее желание видеть благополучие другого, благополучие всех обитателей вселенной. Конечно, развить в себе сострадание такого рода далеко не просто. Рассмотрим же это подробнее.

Красив человек или нет, добр или жесток, он, как и все мы, принадлежит к роду человеческому. Как и мы, он хочет быть счастлив и не хочет страдать. Далее, он имеет такое же право, как и мы, избавиться от страданий и быть счастливым. Итак, если вы признаете, что все люди равны как в своем желании счастья, так и в праве его получить, вы тем самым начинаете сопереживать им, они становятся вам ближе. Приучая свой ум к этому переживанию вселенского альтруизма, вы развиваете в себе чувство ответственности за других; у вас возникает желание деятельно помочь им справиться с трудностями. Это желание не разбирает, кому именно помогать, – оно применимо ко всем существам. Пока они, как и вы сами, испытывают удовольствие и боль, нет никакого логического основания делить их на разряды и изменять свое отношение к ним, если они начинают дурно себя вести.

Здесь стоит заметить, что кое-кто из считающих себя реалистами, людьми практичными, иногда не знают меры в своем реализме и просто одержимы практичностью. Они могут полагать: «Желать счастья всем существам и хотеть, чтобы каждый получал то, что ему нужно, – нереалистично и невыполнимо. Такое нереалистичное желание никак не может способствовать преображению ума или освоению некоей духовной самодисциплины, потому что оно совершенно неосуществимо».

Они могут счесть, что более эффективный подход – начать с тесного кружка людей, с которыми данный человек взаимодействует непосредственно. Со временем этот кружок может расширяться. Они полагают, что нет никакого смысла думать о всех существах, поскольку их число неизмеримо. Конечно, они чувствуют некую связь с отдельными своими собратьями по планете, но уж конечно, скажут они, огромное множество существ во вселенной не имеет никакого отношения к их индивидуальному опыту. Такие люди могут задать вопрос: «Есть ли смысл тренировать ум так, чтобы он объял всех существ?»

В некотором отношении данное возражение существенно. Важно, однако, понять, как на нас самих сказывается взращивание таких альтруистических чувств. Главное в этом – развитие нашей способности к сопереживанию, чтобы мы научились простирать ее на жизнь в любом обличье, лишь бы она была способна испытывать счастье и боль. Дело именно в том, чтобы признать за всеми живыми существами способность чувствовать, то есть испытывать как боль, так и счастье.

Такое всеохватное чувство сострадания – могучая сила, и чтобы она заработала в нас, нет никакой нужды отождествлять себя конкретно с каждым отдельным живым существом. Это можно уподобить признанию всеобщности непостоянства: если мы утверждаем, что все вещи и события непостоянны, нам нет необходимости рассматривать в отдельности каждую вещь во вселенной. Так работает человеческий ум, и этот момент важно иметь в виду.

При условии, что у нас хватит времени и терпения, мы вполне сможем развить в себе этот вид вселенского сострадания. Наш эгоцентризм, наше цепляние за чувство прочного устойчивого «Я» существенно препятствует состраданию. Собственно, истинное сострадание можно испытать, только когда человек избавится от такого типа себялюбия. Но это не означает, что мы не можем приступить к развитию в себе сострадания, начать движение в верном направлении уже сегодня.

Как начать

Начинаем мы с того, что устраняем самую большую помеху состраданию: гнев и ненависть. Всем известно, эти весьма мощные эмоции могут захлестнуть наш ум. И тем не менее с гневом и ненавистью можно справиться, невзирая на всю их мощь. Если мы не обуздаем их, эти разрушительные эмоции будут терзать нас (для этого им не нужно делать ничего особенного!) и не дадут нам обрести счастье и любовь.

Возможно, вам не кажется, что гнев является помехой. Тогда для начала полезно разобраться, имеет ли гнев какую-либо ценность. Иногда, если трудная ситуация обескураживает нас, гнев, похоже, бывает полезен: он вроде бы придает нам энергии, уверенности и решимости. Именно в такие моменты следует тщательно рассмотреть свое умственное состояние. Хотя гнев и в самом деле добавляет энергии, но, исследуя природу этой энергии, мы обнаружим, что она слепа: нет уверенности – положительны или отрицательны будут последствия ее проявления. Это объясняется тем, что гнев затмевает лучшее, что есть в нашем уме: способность к рациональному мышлению. Таким образом, энергия гнева почти всегда ненадежна. Она может стать причиной разрушительного, в высшей степени отрицательного поведения. Более того, если гнев возрастает до предела, человек на время вообще теряет разум, и его поступки вредят как ему самому, так и окружающим.

Есть, однако, возможность развить не менее могучую, но гораздо более управляемую энергию, которая позволяет нам справляться с трудными ситуациями. Источником этой контролируемой энергии является не только сострадание, но также и рассудительность и терпение. Это самое мощное противоядие против гнева. К несчастью, многие люди видят в рассудительности и терпении признаки слабости. Я полагаю, что все как раз наоборот: это верные признаки внутренней силы. Сострадание по своей природе – качество мягкое, спокойное и мирное, но в то же время и очень сильное. Оно дает нам внутреннюю силу и позволяет проявлять терпение. Как раз те люди, кто легко теряет терпение, чувствуют себя незащищенными и неуверенными. Так что лично для меня проявление гнева обычно прямой признак слабости.

Таким образом, когда вы сталкиваетесь с какой- либо трудностью, постарайтесь сохранить смирение и не утратить искренности; не забывайте также думать о том, что ситуация должна разрешиться по справедливости. Конечно, другие могут в своих интересах воспользоваться тем, что вы печетесь о справедливости, и если ваша отстраненность будет только поощрять несправедливую агрессию, то вам придется занять более твердую позицию. При этом следует проявлять сострадание, а если вам стало ясно, что требуется заявить о своих взглядах и принять действенные контрмеры, то сделайте это безгневно и без злого умысла.

Вы должны понять: даже если кажется, что противники причиняют вред вам, в конечном счете их разрушительная деятельность нанесет ущерб им же самим. Чтобы сдержать собственный эгоистичный порыв отплатить оппоненту той же монетой, вспомните о своем намерении проявлять сострадание и помочь другой стороне избавиться от страданий как возможных последствий дурных поступков. Если принятые вами меры выбраны с холодной головой, то они окажутся точнее и эффективнее, да и подействуют сильнее. Энергия же гневного воздаяния слепа и редко попадает в цель.

Друзья и враги

Подчеркну лишний раз: мало просто считать, что сострадание, рассудительность и терпение – вещи полезные; так их не разовьешь. Нужно дождаться возникновения трудностей и в этой ситуации тренировать эти качества. А кто создает такие возможности? Конечно, не друзья наши, а враги. Именно они доставляют нам максимум неприятностей. Таким образом, если мы на деле хотим чему-то научиться, то должны считать своих врагов наилучшими учителями! Для человека, высоко ценящего сострадание и любовь, очень важно уметь проявлять терпение, а в решении этой задачи враги просто необходимы. Поэтому мы должны испытывать признательность к нашим врагам, ибо именно они помогают нам развивать присутствие духа. Более того, в личной и общественной жизни нередко случается так, что с изменением обстоятельств враги становятся друзьями.

Это естественно и правильно, что все мы вправе хотеть иметь друзей. А разве может быть дружба следствием ненависти, зависти, свар и крайних форм соперничества? Не похоже. Наилучший путь к дружбе лежит через сострадание. Только приязнь делает людей искренними друзьями. Вы должны заботиться о других, печься об их благополучии, помогать им, служить им, заводить больше друзей, больше улыбаться. Каков будет результат? Когда вам самому понадобится помощь, у вас будет множество помощников. Если же вы будете пренебрегать счастьем других, то в долгосрочной перспективе окажетесь в проигрыше.

В сегодняшнем меркантильном обществе, если у вас есть деньги и влияние, вам может показаться, что друзей у вас достаточно. Однако это не ваши друзья: они друзья ваших денег и влияния. Потеряй вы свое богатство и власть, этих друзей вам будет днем с огнем не найти.

Беда в том, что, когда наши мирские дела идут хорошо, нам начинает казаться, что мы всё можем сами и друзья нам не нужны, но если наше положение или здоровье меняются в худшую сторону, мы сразу же признаем свою ошибку. А потому, чтобы приготовиться к этому времени, чтобы обзавестись настоящими друзьями, которые помогут нам в нужде, мы должны взращивать в себе сострадание.

Люди иногда смеются, слыша это, а я в самом деле хочу иметь как можно больше друзей. Люблю улыбки. Поэтому передо мной стоит задача: как найти новых друзей, как получить побольше улыбок, в особенности искренних. Ведь всякие есть улыбки: саркастические, искусственные, дипломатичные. Многие улыбки не приносят радости, а иногда даже порождают подозрение или страх – это знакомо? Но подлинная улыбка дает нам ощущение свежести и, по моему мнению, присуща только людям. Если нам нужны именно такие улыбки, то мы сами должны создать условия для их появления.

Как же мы обзаводимся друзьями? Уж конечно не через ненависть и столкновения. Невозможно обзавестись друзьями, ссорясь с людьми, враждуя с ними. Подлинная дружба может возникнуть только через сотрудничество, основанное на честности и искренности, а это означает, что у вас должны быть открытая душа и горячее сердце. Я полагаю, это становится очевидным из нашего повседневного общения с другими людьми.

Как победить врага внутри нас

Настоящие наши враги – это гнев и ненависть. Именно с этими силами мы должны совладать в первую голову, а не с временными «врагами», постоянно возникающими в нашей жизни. Если мы не приучим свой ум побеждать эти негативные силы, они так и будут донимать нас и обрекать на неудачу наши попытки развить в себе спокойствие ума.

Чтобы избежать разрушительного воздействия гнева и ненависти, следует признать, что гнев коренится в жизненной позиции, занимая которую мы на первое место ставим наше собственное благополучие и выгоду, забывая о благополучии и выгоде других людей. Такая эгоцентрическая позиция – основа не только гнева, но, пожалуй, всех состояний нашего ума. Однако такая установка ошибочна, она не позволяет воспринимать мир таким, какой он есть, неправильное же восприятие ответственно за все страдания и неудовлетворенности, которые мы испытываем. Поэтому первая задача человека, решившегося развить сострадание и добросердечие, состоит в том, чтобы осознать разрушительную природу этого внутреннего врага и то, как она естественно и неизбежно ведет нас к нежелательным результатам.

Чтобы ясно увидеть этот разрушительный процесс, нам необходимо понять природу ума. Я всегда говорю людям, что ум – это очень сложный феномен. В соответствии с буддийской философией существует несколько разновидностей ума (или сознания), а в буддийской медитации мы обретаем глубокое понимание наших постоянно меняющихся состояний ума.

В научных исследованиях мы изучаем материю, в терминах составляющих ее частиц. Мы используем в своих целях ценные для нас свойства различных молекулярных и химических соединений и атомных структур и пренебрегаем теми веществами, у которых нет полезных для нас свойств, а то и прямо уничтожаем их. Такой избирательный подход привел ко многим поразительным результатам.

Уделяй мы столько же внимания нашему уму, миру переживаний и ментальным феноменам, мы обнаружили бы, что существует множество состояний ума, разнящихся по уровню их проникновения в суть событий, объекту, степени интенсивности взаимодействия с объектом и т. п. Некоторые аспекты ума полезны и приносят нам благо, поэтому мы должны научиться правильно их распознавать и усиливать их положительные черты. Как и естествоиспытатели, если при исследовании мы обнаруживаем, что определенные состояния ума вредны в том смысле, что доставляют нам трудности и приносят страдания, мы должны найти способ избавляться от них. Это поистине достойная задача. Для буддиста же это просто главнейшая цель. Такое исследование можно уподобить снятию черепной крышки для проведения экспериментов на мельчайших клеточках мозга с целью определения, какая клеточка несет нам радость, а какая – тревогу. Пока наши внутренние враги чувствуют, что им ничего не грозит, мы подвергаемся серьезной опасности.

Используя такие техники, как буддийские тренировки ума, мы должны понимать и оценивать всю сложность стоящей перед нами задачи. Буддийские книги упоминают о восьмидесяти четырех тысячах отрицательных и разрушительных мыслей, для обуздания которых изобретено восемьдесят четыре тысячи соответствующих подходов, или противоядий. Важно, чтобы у вас не возникало нереалистичных ожиданий, будто каким-то образом где-то мы найдем волшебную палочку, с помощью которой разом избавимся от всех этих отрицательных черт. Чтобы получить долгосрочные результаты, нам нужно на протяжении длительного времени применять множество различных методов. Поэтому нам необходимы решимость и терпение. Не стоит ждать, что, начав практиковать Дхарму, вы через неделю или две станете пробужденным. Это нереально.

Знаменитому буддийскому святому Нагарджуне принадлежат прекрасные слова о необходимости терпения и понимания длительности процесса ментальной тренировки. Нагарджуна сказал, что если посредством тренировки и дисциплины ума, через озарение и его умелое применение вы можете развить в себе чувство легкости и уверенности, легкости, которая коренится в твердой, непоколебимой решимости, то время, которое требуется, чтобы стать просветленным, не имеет значения. А в нашем обыденном опыте всё иначе: если мы испытываем невыносимое страдание даже в течение очень короткого времени, мы проявляем нетерпение и хотим как можно скорее выйти из этого состояния.

Поскольку сострадание и добросердечие развиваются постоянными и сознательными усилиями, нам важно прежде всего понять, какие условия благоприятствуют появлению у нас положительных качеств, а далее понять, какие условия препятствуют развитию у нас этих положительных состояний ума. Вот почему нам важно быть постоянно внимательными и чуткими к происходящему. Мы должны настолько овладеть умением быть внимательными, чтобы при возникновении любой новой ситуации могли сразу же дать себе отчет в том, благоприятно или нет данное обстоятельство для развития сострадания и добросердечия. Тренируясь в сострадании, мы постепенно обретем способность уменьшать влияние разрушительных сил и способствовать созданию условий, которые благоприятствуют развитию сострадания и добросердечия.

Как я уже говорил, любой частный случай счастья и страдания бывает либо физическим, либо психическим. Если боль является главным образом физической, то ее можно облегчить положительным настроем ума, ведь если ум спокоен, он сможет нейтрализовать боль. Существенную роль может сыграть также приятие или готовность выносить физическую боль. Если же ваша боль в основном душевная, а не физическая, то в таком случае будет гораздо труднее справиться с нею посредством физического комфорта. Можно попытаться нейтрализовать боль чувственными наслаждениями, однако это приносит лишь временное облегчение, после которого боль становится еще сильнее. Поэтому очень полезно и важно сосредоточиться на ежедневной тренировке ума, не забывая при этом о духовных размышлениях о неизбежности смерти или о пути к пробуждению. Даже тем, кто не интересуется такими далекими перспективами, рекомендуется заботиться не только о своем кошельке, но и о состоянии ума.

Задача буддизма, конечно, не облегчение своей личной боли, а освобождение от страданий всех живых существ. Но если нам трудно выносить собственную боль, то как мы можем даже помыслить о том, чтобы взять на себя ответственность за страдания всех существ? Живший в VIII веке индийский учитель Шантидева в своем великом творении «Путь бодхисаттвы» пишет, Что существует феноменологическое различие между болью, которую испытываешь, беря на себя чужую боль, и болью, имеющую источником твои собственные страдания. В первом случае присутствует элемент дискомфорта, поскольку принимаешь боль другого человека. Однако тут присутствует и определенная устойчивость, потому что эта боль принимается в Некотором роде на себя добровольно. В добровольной сопричастности к страданиям другого присутствует сила и чувство уверенности. Однако во втором случае, когда чувствуешь собственную боль, собственные страдания, присутствует элемент принужденности из-за невозможности контроля, и тогда ощущаешь себя слабым и совершенно подавленным.

В буддийских наставлениях по альтруизму и состраданию используются «лозунги» вроде «Забудь о собственном благополучии и думай о благополучии других». Подобные призывы могут поразить своей суровостью, и поэтому важно правильно их понимать: они рассчитаны на практику добровольного взятия на себя чужой боли и страданий. По большому счету, основа, на которой можно развить в себе заботу о других, – это способность любить самого себя.

Любовь к себе не возникает из некоего ощущения, что мы в огромном долгу перед собой. Совсем не так: способность любить себя основана на том, что все мы естественно желаем счастья и хотим избежать страданий. Как только признаешь эту любовь по отношению к себе, сможешь распространить это чувство и на других существ. Поэтому, встречаясь в учениях с увещаниями вроде «Забудь о собственном благополучии и думай о благополучии других», надо понимать их в контексте вашей тренировки в согласии с идеалами сострадания. Это важно, если мы не хотим погрязнуть в эгоцентричном образе мысли, не принимая в расчет воздействия наших поступков на других людей.

Мы можем научиться высоко ценить другие живые существа, если признаем, что и их доброта оказывает важное влияние на нашу жизнь – на нашу радость, счастье и успех. Таково наше первое соображение. Далее мы учтем, что большая часть наших несчастий и страданий проистекают из нашего эгоцентризма, заставляющего нас на первое место ставить наше собственное благополучие и забывать о благополучии других, тогда как радость и чувство безопасности возникают главным образом благодаря помыслам и чувствам, направленным на чужое благополучие. Сопоставляя эти два подхода (забота только о собственном благе против заботы о благе других), мы убеждаемся, что имеет смысл высоко ценить благополучие других.

Беспристрастность

Поскольку истинное сострадание всеохватно и не делит живые существа на хороших и плохих, своих и чужих, для развития в себе сострадания мы должны прежде развить в себе беспристрастность по отношению к другим. Например, вам известно, что тот-то и тот-то – ваш друг или родственник в данной жизни, но буддизм указывает, что это лицо, возможно, в прошлой жизни было вашим злейшим врагом. То же самое приложимо и к тому, кого вы считаете своим врагом: хотя этот человек, возможно, и ведет себя дурно по отношению к вам и он вам в этой жизни – враг, вполне вероятно, что он был вашим лучшим другом, а то и близким родственником в одной из прошлых жизней. Задумавшись о такой переменчивости взаимоотношений между людьми и понимая, что друзья могут стать врагами, а враги друзьями, можно развить в себе ровное отношение ко всем людям, или невозмутимость.

Развитие в себе беспристрастности подразумевает некоторого рода отрешенность, и важно понимать, что это за отрешенность. Иногда люди, узнавая о буддийской практике отрешенности, понимают ее так, что буддизм-де ратует за безразличие по отношению ко всему. Вовсе нет! Развитие в себе отрешенности позволяет нам снизить эмоциональный накал в наших отношениях с другими людьми, возникающий, когда эти отношения строятся на таких поверхностных соображениях, как близость или удаленность. На этой основе мы и сможем развить в себе поистине всеохватное сострадание. Отрешенность отнюдь не подразумевает безразличия к миру или жизни, как раз напротив. Истинная отрешенность – это тот фундамент, на котором можно построить подлинное сострадание ко всем существам.