Уверенность в себе

КАЖД0МУ молодому человеку стоит прочесть эссе Эмерсона «Уверенность в себе» («Sell-Retiance»). Это подлинный манифест воззрений писателя, самое зрелое из всех эссе, которые были когда-либо написаны.

 Назначение этого произведения — помочь людям исцелиться от двух ментальных недомоганий, обычно свойственных юности: неуверенности в себе и чрезмерной самоуверенности — заносчивости. Это эссе почти с одинаковой силой показывает заносчивому человеку пустоту и мелочность его тщеславия и робкому — слабость и безрезультатность его застенчивости. Оно заново открыло значение такого качества, как достоинство, которое должно быть в каждом человеке. Как часто приходится заново открывать что-то такое, о чем уже давно говорили древние мудрецы и пророки и что, возможно, стало еще более необходимым в наш индустриальный век! Для этого, как правило, нужен новый пророк современной формации, такой как Эмерсон, гласным достоинством которого была его необычайная способность вселять в людей бодрость и веру в себя.

 Не надо путать уверенность в себе с заносчивостью, потому что насколько первое качество возвышенно и прекрасно, настолько второе — низменно и бесполезно. В чувстве уверенности есть что-то незаурядное, в то время как в заносчивости нет ничего привлекательного.

 Человек, который никогда не говорит «не знаю», когда его спрашивают о том, в чем он совершенно не разбирается, — надеясь, что таким образом он сможет скрыть от людей свое невежество, — а наоборот, говорит с уверенностью, делая вид, что он компетентен в данной области, быстро прослывет невеждой и станет объектом презрения. Человек же, который честно признается в своей неосведомленности в данном вопросе, сохраняет уважение окружающих.

 Робкий, вечно извиняющийся человек— который, кажется, готов просить прощение уже за то, что живет на земле, который постоянно боится сделать что-нибудь такое, что может вызвать неодобрение и который постоянно боится показаться смешным, — не может считаться полноценным человеком. Он не способен показать свою независимость. Такому человеку просто необходимо развить это качество — уверенность в себе, — которое позволило бы проявить собственную инициативу и стать примером для других, вместо того чтобы рабски подражать им. Что же касается насмешек, тот, кого они ранят, — слабый человек. Стрелы насмешек и сарказма не способны пробить прочную броню, окружающую человека, испытывающего уважение к себе, и вызовут лишь снисходительную улыбку на его лице. Им не проникнуть в неприступную цитадель его искреннего сердца, чтобы ранить или хотя бы кольнуть его.

«Верьте в себя, — говорит Эмерсон, — каждое сердце будет вибрировать в тон этой железной струне». Во все времена люди имели обыкновение (имеют его и сейчас) искать опору в чем-то внешнем, вместо того чтобы полагаться на врожденное прямодушие и чувство собственного достоинства. А те немногие, кто имел смелость поступать в соответствии с этими качествами, смогли выделиться из толпы и прославились как герои. И они действительно герои, потому что нашли в себе мужество позволить своему внутреннему миру взять верх над внешним, и их сердце закалилось и стало крепким, как железо, способным защитить собственные внутренние ценности.

Да, тот, кто хочет стать таким героем, должен пройти испытание «на прочность». Его не должен одолевать страх, что он может сделать что-то не так, как другие. Он не должен бояться за свою репутацию или положение в обществе, в своей церковной общине или среди соседей. Такой человек должен научиться действовать и жить независимо от мнения окружающих. И когда он успешно пройдет это испытание, когда ни злословие, ни страх опозориться не смогут заставить его свернуть с избранного пути, он действительно станет тем человеком, к мнению которого начнут прислушиваться окружающие и в конечном счете примут его правила игры.

 Рано или поздно все люди признают за человеком, уважающим себя, право лидера. Даже самые выдающиеся умы, которые не нуждаются в поддержке этого человека, будут ценить и уважать его работу и систему его ценностей и со временем признают за ним право войти в сонм богов, покинувших этот мир задолго до него.

Но не следует думать, что чувство уверенности в себе говорит о том, что можно пренебречь учением. Такая позиция является порождением высокомерия, а значит, проявлением слабости, что предрекает неудачу, а не высокие достижения, которые возможны, когда человек уверен в себе. Не следует также связывать уверенность в себе с гордыней и тщеславием. Эти качества унижают человека, а уверенность в себе облагораживает. Гордыня опирается на внешнее и второстепенное: деньги, одежду, собственность, престиж, положение в обществе, и когда человек теряет это, он считает, что потеряно все. А уверенность в себе направлена на основное и существенное — на внутренние ценности, такие как честность, чистота, искренность и др., — поэтому никакие потери не страшны такому человеку, ведь вышеназванные качества потерять невозможно. Гордыня заставляет человека скрывать свое невежество под внешним блеском и показухой. Он не желает учиться чему бы то ни было. Какое-то время человек, движимый гордыней, может подниматься вверх, но чем выше он поднимается сегодня, тем ниже упадет завтра. Уверенному в себе человеку нечего скрывать, и он всегда готов чему-то учиться. И в то время как гордыня не может соседствовать со смирением, уверенность в себе вполне совместима с этим качеством — эти чувства дополняют друг друга, и высшая форма уверенности — когда человек сумел развить в себе чувство глубочайшего смирения. «Крайности сходятся, — говорит Эмерсон. — И нет тому лучшего примера, чем высокомерие и смирение. Ни один аристократ, ни один принц крови не сможет сравниться с праведником в чувстве собственного достоинства. Не

потому ли последний так смиренен, поскольку знает, что оно является порождением Божественного великодушия?» Об этом верно сказал Будда: «Те, которые сейчас или после моей смерти последуют за мной, должны полагаться только на себя, а не на помощь извне; крепко держаться за истину, как за светильник, и искать спасения только в истине; не взывать ни к кому, а находить поддержку внутри себя. Вот эти, среди моих учеников, достигнут самых больших высот! Но у них должно быть желание учиться».

В этом высказывании прослеживается та же мысль о необходимости полагаться только на себя и звучит призыв: стремитесь к учению! Я не знаю более мудрого высказывания относительно развития чувства уверенности в себе. В нем Великий Наставник указывает на то совершенное равновесие между уверенностью в себе и смирением, которое должен обрести человек, стремящийся к истине.

«Уверенность в себе — это сущность героизма». Все великие люди обладали этим качеством, и мы должны считать их наставниками и примером для подражания. Великий человек становится таковым, потому что не опирается ни на кого, а стоит как бы в стороне от всех, сохраняя чувство собственного достоинства и верность истине. И что же, вскоре весь мир начинает опираться на него, используя его как оправдание за свою духовную леность и разрушительное самоунижение. Вместо того чтобы нянчиться со своими недостатками и пороками, прикрываясь силой великого человека, не лучше ли попробовать осветить свои потенциальные добродетели в ярком свете его высокой личности? Если мы будем полагаться на свет, исходящий от кого-то другого, то рано или поздно нас охватит тьма; но если мы будем полагаться на свой собственный свет, поддерживать его, то он будет светить нам все время. Мы можем позаимствовать свет у кого-то другого, но думать, что этого достаточно для жизни, было бы ошибкой, так как наш собственный светоч со временем покроется пылью забвения, и скоро мы окажемся в темноте. Только наш внутренний свет никогда нас не подведет.

Что значит «внутренний свет» в понимании квакеров, как не другое название чувства уверенности в себе? Мы должны отстаивать то, что мы есть, а не то, что отстаивают другие. «Но я такой несчастный, бедный и незначительный», — скажете вы. Ну что ж, сохраняйте достоинство и в бедности, и со временем она превратится в богатство. Младенец нуждается в том, чтобы его кормили грудью и носили на руках, но потом он вырастает и уже не испытывает в этом потребности. С этого момента он идет по земле собственными ногами. Люди молятся Богу, чтобы Он дал им то, что они сами могут добыть (к примеру, хлеб насущный). Но они перерастут этот период духовного младенчества. Наступит время, когда они перестанут платить священникам, чтобы те молились за них и читали им проповеди.

 Главная причина наших бед — это отсутствие доверия к себе; человек, обладающий этим качеством, стал в наши дни редким явлением. Если человек считает, что он «червь земной», то чего же от него ждать, кроме жалкого пресмыкательства? Это верно: «блаженны смиренные», — но отнюдь не те, кто втаптывает себя в грязь. Человек должен видеть себя таким, каков он есть; и если

 в нем гнездится что-то уничижительное, он должен сделать все, чтобы от этого избавиться. И наоборот, должен бережно сохранять в себе то ценное, что в нем есть, и использовать как опору. Человек бывает унижен, только когда сам унижается; и возвышен, когда живет, сохраняя достоинство, как в своих собственных глазах, так и в глазах других людей.

 Человек не должен непрестанно направлять свое внимание на свои низменные качества. Это ложное смирение — выпячивать свои недостатки и пороки. Человек, который низко пал, может подняться и стать мудрее благодаря пройденному уроку. Если человек упал в канаву, ведь он не лежит там, взывая к каждому прохожему, чтобы привлечь внимание к его бедственному положению. Он поднимается и продолжает свой путь, проявляя большую осторожность. Так что, если кто-то упал в канаву своего порока, ему следует выбраться оттуда и почиститься — и идти дальше, радуясь своему обновлению.

В жизни нет такой сферы, в которой влияние и процветание человека не зависело бы от уверенности в своих силах; а для тех, кто является наставником для других — неважно, в мирской или религиозной сферах, — это качество является совершенно необходимым.

Уверенность в себе включает следующие четыре качества:

1. Решительность.

2. Твердость.

3. Чувство собственного достоинства.

4. Независимость.

Решительность делает человека сильным. Тот, кто вечно колеблется, — слабый человек. Человек, который хочет играть в драме жизни существенную роль, должен обладать таким качеством, как решительность, и знать, чего он хочет. Он может сомневаться в чем угодно, кроме одного — в своей способности действовать. Он должен знать, к чему стремится, и направлять на это всю свою энергию. Он должен иметь прочный фундамент знаний, на котором он мог бы что-то построить, не боясь провалиться. Он должен хорошо знать свою работу и быть уверенным в том, что он ее знает. Он должен быть готов в любой момент отвечать за свои действия, если они подвергаются сомнению. Он должен отлично знать дело, чтобы не испытывать колебаний даже в частностях и в случае непредвиденных обстоятельств. Есть очень хорошая пословица: «Тот, кто колеблется, уже проиграл». Никто не будет верить тому, кто сам не верит себе, постоянно сомневается, медлит и колеблется, не зная, какой выбрать курс. Кто стал бы вести дела с торговцем, который не знает цен на собственные товары или не уверен, сможет ли их поставить? Человек должен знать свое дело. Потому что если он этого не знает, то кто его этому научит? Он должен обладать решительностью, которая обусловлена навыками и знанием.

Убежденность является важнейшей составляющей уверенности в себе. Чтобы иметь вес в обществе, человек должен нести в себе какую-то истину, которую он мог бы передать другим, причем сделать это умно. Он должен «говорить как авторитетное лицо, а не как книжники и фарисеи». Он должен в совершенстве овладеть каким-то делом и чувствовать себя мастером, а не подмастерьем.

 Нерешительность — разрушающий фактор. Иногда минутное колебание может остановить течение, которое уже несло вас к успеху. Люди, которые боятся быстро принимать решения из опасения совершить ошибку, почти всегда их совершают, когда все-таки приступают к действию. Тот, кто быстрее всех мыслит и действует, совершает меньше всех промахов; так что лучше принять решение и действовать — и допустить ошибку, чем действовать нерешительно и все равно ее допустить. Потому что в первом случае это была просто ошибка, а во втором — к ошибке прибавилось проявление слабости.

 Человек должен принимать решение в любом случае: знает он исход или нет. Он должен быть готов сказать «да» или «нет» с такой же решительностью, с какой должен уметь признать свою некомпетентность или поделиться своими знаниями с другими. Если он отстаивает какой-то факт и действует с позиции истины, у него не будет оснований для колебаний.

 Научитесь быстро мыслить и действовать решительно. Лучше иметь уже подготовленный разум, тогда скорее придет и решение — спонтанное и инстинктивное.

Твердость — это способность разума быстро принимать решения. В сущности, это умение принять окончательное решение относительно выбора наилучшего способа действий и лучшего пути в жизни. Это значит, что бы ни случилось, твердо придерживаться принципов. А для этого не нужно ни письменных, ни устных клятв, потому что верность твердым принципам — это дух, который стоит за всеми этими клятвами.

Человек, у которого нет твердо установленных принципов, немногого достигнет. Рассуждения о целесообразности и выгоде — это топкое болото, в котором человек может увязнуть, ступив на зыбкую почву противоречащих морали уступок. Человек должен иметь под ногами твердую почву, ведь невозможно устоять на зыбкой почве постоянных уступок. Непостоянство — это слабость, а она гораздо сильнее подрывает характер человека и его влияние на других, чем любые пороки, порожденные силой. Человек, которому мешает поступать достойно избыток физической силы, скорее придет к истине (перенаправив свой разум), чем тот, чей главный недостаток заключается в отсутствии собственного мнения. Когда человек начинает понимать, что сила может быть направлена как на хорошие, так и на дурные дела, он уже не удивляется, что пьяницы и проститутки скорее могут попасть в царство небесное, чем красноречивые святоши. Первые, по крайней мере, решительно идут по тому пути, который избрали, каким бы отвратительным он ни был, — и в этом их сила. Им не хватает только того стимула, который направил бы эту силу от плохого к хорошему, — и тогда закоренелый грешник мог бы стать святым!

Человек должен иметь твердые, нерушимые убеждения. Он должен решить для себя, какие принципы являются наилучшими дня него, и придерживаться их во всех случаях жизни. Они проведут его через лабиринт противоречивых мнений и вдохнут храбрость, чтобы выстоять в жизненной битве. Нерушимые принципы будут для него чем-то большим, чем прибыль или счастье, большим, чем сама жизнь; и если он не будет отступать от них, то и они никогда не оставят его — защитят от всех врагов, спасут от любой опасности, будут освещать его путь во тьме и помогать в тяжелых ситуациях. Они будут для него светом, отдохновением от всех печалей и убежищем от конфликтов.

 Чувство собственного достоинства — это величественная мантия человеческого разума. Тот, у кого есть это чувство, тверд, как сталь, когда речь идет о компромиссе со злом; и гибок, как ивовый прут, когда речь идет о добром деянии. Чувство собственного достоинства дает спокойствие и душевные силы каждому, кто находится рядом с человеком, обладающим этим качеством.

 Неустойчивый разум, то есть разум, который не сдерживают какие-либо твердые принципы, который проявляет упорство, когда есть угроза его сиюминутным желаниям, и уступает, когда поставлено на карту его моральное благополучие, нельзя назвать ни серьезным, ни уравновешенным, ни спокойным.

 Человека, у которого есть чувство собственного достоинства, нельзя втоптать в грязь или поработить, потому что он сторонится грязи и сам управляет своей жизнью. Он сразу же — одним взглядом, словом, мудрым, многозначительным молчанием — обезоружит каждого, кто сделает попытку унизить его. Уже одно его присутствие может пресечь дерзкие и недостойные выходки и в то же время служить монолитной стеной тому, кто делает добрые дела.

 Но главная причина, почему чувство собственного достоинства вызывает такое уважение, даже не в том, что человек знает себе цену, а в том, что он с уважением относится к окружающим. Горделивый человек обращается с другими высокомерно и даже пренебрежительно, потому что любовь к себе и презрительное отношение к другим всегда оказываются рядом, в равной пропорции: чем больше любовь к себе, тем сильнее высокомерие. Подлинное же чувство собственного достоинства возникает вовсе не из любви к себе, а скорее как самопожертвование — отказ от себялюбия и строгое следование установленным принципам морали. Например, чувство собственного достоинства судьи основано на том, что он исполняет свои обязанности, оставив в стороне все личные соображения и следуя исключительно букве закона. Закон, незыблемый и величественный, становится всем, а его личное мнение, которое может быть сиюминутным и возникать под воздействием эмоций, становится ничем. Если бы судья, вынося решение, забыл о законе и поддался своим личным чувствам и предубеждениям, то это подорвало бы его чувство собственного достоинства. То же самое можно сказать и о человеке, отличающемся твердостью характера, который ни на шаг не отступает от Божественного закона и не идет на поводу у личных чувств. Потому что, если бы он поддался первому же порыву страсти, он пожертвовал бы чувством собственного достоинства и оказался бы в толпе неблагоразумных, которые не могут контролировать свои чувства.

 Самообладание и чувство собственного достоинства каждого человека измеряются тем, насколько все его действия соответствуют установленным принципам. Пока человек строго соблюдает эти принципы, не колеблется и не идет на поводу у своих личных чувств, предубеждений и интересов, все атаки страстей — как бы сильны они ни были — будут отражены и не смогут поколебать твердую уверенность этого человека в правильности выбранного пути.

 Независимость — это качество человека сильного, обладающего способностью к самоконтролю. Все люди любят свободу и стремятся к ней. Но каждый представляют ее по-своему.

 Всякий человек должен трудиться — для себя или для общества. Если он не калека, не страдает каким-то хроническим заболеванием и не является умственно отсталым, он должен испытывать чувство стыда, если зависит от других людей — только получает и ничего не дает взамен. Если кто-то воображает, что именно это и есть свобода, то его необходимо разубедить, так как на самом деле это самая низменная форма рабства.

Придет время, когда все трутни в человеческом улье, даже — как это имеет место в наше время — в высшей степени респектабельные трутни, а не только нищие попрошайки, будут подвергнуты публичному осуждению.

 Независимость, свободу и связанную с этим радость приносит труд, а не праздность; и уверенный в себе человек слишком силен, благороден, честен, чтобы зависеть от других подобно грудному ребенку. Он своими руками или своим умом отстаивает право на жизнь в качестве полноправного человека и гражданина. И это не зависит от того, родился он бедным или богатым, потому что богатство не может служить оправданием для безделья, — это просто благоприятная возможность, чтобы трудиться, позволяющая ему приносить еще больше пользы обществу.

 Только тот, кто опирается во всем исключительно на себя, является по-настоящему свободным, уверенным в себе и независимым.

 Такова природа восьми столпов, поддерживающих крышу Храма Процветания. Теперь тот, кто не знал, как построить этот храм, отныне может смело браться за дело. А кто знал, но не совсем точно, теперь знает это в совершенстве. А кто и так прекрасно это знал, может извлечь пользу, познакомившись с более упрощенной схемой морального закона Процветания. А сейчас давайте рассмотрим сам Храм, чтобы убедиться в мощи его столпов, крепости стен, прочности крыши и увидеть совершенство его строения.